XX век. Вожди отечества о культуре

Наши вожди были люди очень и очень разные, по-разному относились к культуре и в разной мере несли культуру в себе. Но объединяло их общее: культуру они воспринимали, как своеобразный инструментарий, до конца им не понятный, но все-таки важный с прагматической точки зрения для нужд государства.

У каждого были свои «культурные» пристрастия. Ленин (как известно) в промежутках напряженной борьбы с православием, священниками, философами и прочей «гнилой интеллигенцией», любил слушать сонату «Аппассионата» Бетховена. Сталина часто можно было лицезреть в главных ложах крупнейших театров Москвы (после этого, как правило, создателям драм, комедий, опер, балетов щедро раздавались Сталинские премии; либо наоборот – спектакли исчезали с проката, а актеров-вредителей находили потом повесившимися в своих гримуборных). Хрущев «выдавал гопака» на партийных возлияниях у Хозяина на Ближней даче; потом, уже будучи первым лицом в стране, громил выставки художников-авангардистов, непечатно именуя их гомосексуалистами. Брежнев приобщился к сцене, создав бессмертные произведения: «Малая Земля» и «Целина» — театры соревновались за право первыми поставить Ильича Второго на своих подмостках. Андропов писал (неплохие) стихи и защищал от нападок режиссера-диссидента Юрия Любимова. Горбачев и Раиса Максимовна отличались изысканностью в манерах, они первыми открыли «закупоренные» десятилетиями культурные шлюзы в стране, распахнули завесы перед православием. Ельцин любил «дирижировать» оркестром у Бранденбургских ворот и исполнять рок-н-ролл во время своих избирательных компаний.

Каждый из них вёл Россию к лучшей жизни (в их понимании). И для каждого из них культура не была чем-то особенным, находилась в одном ряду с другими государственными нуждами. Предлагаем вниманию читателей выборку высказываний наших вождей о культуре, о театре.

Ленин

1.«Я, знаете, в искусстве не силен, искусство для меня, это… что-то вроде интеллектуальной слепой кишки, и, когда его пропагандная роль, необходимая нам, будет сыграна, мы его — дзык, дзык! — вырежем. За ненужностью. Впрочем, вы уж об этом поговорите с Луначарским: большой специалист. У него там даже какие-то идейки»…

2.«К интеллигенции я большой симпатии не питаю. Наш лозунг ликвидировать неграмотность не следует толковать как стремление к нарождению новой интеллигенции. Ликвидировать безграмотность следует лишь для того, что бы каждый крестьянин, каждый рабочий самостоятельно мог, без чужой помощи читать наши декреты, приказы, воззвания. Цель вполне практическая, только и всего».

3. (В беседе с Цеткин, Крупской и М. Ульяновой):
«…Да, дорогая Клара, ничего не поделаешь, мы оба старые… За новым искусством нам не угнаться, мы будем ковылять позади. Но, важно не наше мнение об искусстве. Важно также не то, что дает искусство нескольким сотням, даже нескольким тысячам общего количества населения, исчисляемого миллионами. Искусство принадлежит народу. Оно должно уходить своими глубочайшими корнями в самую толщу широких трудящихся масс. Оно должно быть понятно этим массам и любимо ими. Оно должно объединять чувство, мысль и волю этих масс, подымать их. Ото должно пробуждать и них художников и развивать их. Должны ли мы небольшому меньшинству подносить сладкие, утончённые бисквиты, тогда как рабочие и крестьянские массы нуждаются в чёрном хлебе? Я понимаю это, само собой разумеется, не только в буквальном смысле слова, но и фигурально: мы должны всегда иметь перед глазами рабочих и крестьян. Ради них мы должны научиться хозяйничать, считать. Это относится также к области искусства и культуры».

4. «… Нам мало уничтожить Церковь, нам надо ее заменить на единственный общественный институт, который может это сделать – театр»…

Сталин

1.«Говоря о дальнейшем развитии советской литературы и искусства, нельзя не учитывать, что они развиваются в условиях невиданного еще в истории размаха тайной войны, которую мировые империалистические круги развернули против нашей страны, в том числе в области литературы и искусства. Перед иностранной агентурой в нашей стране поставлена задача проникать в советские органы, ведающие делами культуры, захватывать в свои руки редакции газет и журналов, оказывать решающее воздействие на репертуарную политику театра и кино.

Перед иностранной агентурой поставлена задача добиваться в произведениях литературы и искусства пропаганды пессимизма, всякого рода упадничества и морального разложения.

Надо серьезно подумать, кто и что у нас сегодня внушает при помощи литературы и искусства, положить конец идеологическим диверсиям в этой области, до конца пора, по-моему, понять и усвоить, что культура, являясь важной составной частью господствующей в обществе идеологии, всегда классовая и используется для защиты интересов господствующего класса, у нас для защиты интересов трудящихся — государства диктатуры пролетариата.

Нет искусства ради искусства, нет и не может быть каких-то «свободных», независимых от общества, как бы стоящих над этим обществом художников, писателей, поэтов, драматургов, режиссеров, журналистов. Они просто никому не нужны. Да таких людей и не существует, не может существовать».

Хрущев

1.«Нет благороднее и выше задачи, чем задача, стоящая перед нашим искусством, — запечатлеть героический подвиг народа — строителя коммунизма»

2.«Наша партия всегда стояла за партийность в литературе и искусстве. Она приветствует всех — и старых, и молодых деятелей литературы и искусства, партийных и непартийных, но твердо стоящих на позициях коммунистической идейности в вопросах художественного творчества. Они — опора партии, ее верные солдаты. Мы их поддерживаем и будем поддерживать, заботимся и будем заботиться о том, чтобы росли и крепли наши творческие силы, сплачивались в единую, боевую семью революционных художников, последовательно отстаивающих в своем творчестве победоносные идеи марксизма-ленинизма, непримиримых ко всему гнилому, чуждому, враждебному, откуда бы оно ни проникало»

3.«В вопросах культуры я — сталинист»

Брежнев

1.«Социализм не только открыл трудящимся массам широкий доступ к духовным ценностям, но и сделал их непосредственными творцами культуры. Одно из ярких свидетельств этого — необычайный размах художественного народного творчества. Художественное творчество народа — одно из характерных черт нашей советской действительности, нашей жизни»

Андропов

1.Стихотворение генсека:

«Да, все мы смертны,
хоть не по нутру
Мне эта истина, страшней
которой нету.
Но в час положенный и я,
как все, умру,
И память обо мне сотрет
седая Лета.
Мы бренны в этом мире
«под луной»:
Жизнь — только миг;
небытие — навеки,
Кружится во Вселенной
шар земной,
Живут и умирают человеки»

2.«Да, одна у всех нас, жильцов на этом свете, перспектива. Это иной мир, хотя никакого иного мира и нет. Там гробовая тишина. Там такое уединение, что не дай Бог…»

3.«В театре, бесспорно, знакомишься с чем-то новым, испытываешь необыкновенные чувства, но вместе с тем, теряешь время, которого и так нет. За то время, что побываешь в театре, можно прочитать не одну пьесу. А вообразить, как ее поставит тот или иной режиссер, — это не так уж сложно и даже интересно»

Горбачев

1.«Я в данном случае с Иисусом Христом. Он был первый социалист у нас. Тут уже ничего не поделаешь»

Горбачев и Р.М. Горбачева

2.«Мне приятно сознавать, что свое гражданское участие в перестройке я осуществила, создав Советский Фонд культуры. Сегодня, даже как-то странно подумать, что Фонд культуры — был самой первой в стране негосударственной, неполитической, неправительственной организацией. Его председателем стал Дмитрий Сергеевич Лихачев, а я была у него заместителем. Этот фонд объединил ту часть интеллигенции, которая активно поддержала перестройку. Фонд немало сделал в те годы для ликвидации «белых пятен» нашей культуры. Мы вернули стране имена очень многих философов и писателей, мы возвратили многие культурные ценности, установили массу контактов с культурными организациями и деятелями культуры разных стран. Деятельность фонда была необычайно многообразной, сделали мы тогда немало. В том числе и в сфере религии, в помощи нашей православной церкви. Я лично участвовала в возвращении церкви многих соборов, церковных украшений и живописи, в передаче этого всего православным верующим. Мы впервые отпраздновали в годы перестройки великий Праздник 1000-летия Крещения Руси. Я его воспринимала тогда еще и как личный праздник. Тогда же был принят закон о свободе вероисповедания. Для снятия этой преграды, которая долгое время лежала между церковью и государством, было сделано нами, считаю, очень много…

Что же касается культуры тогда и сегодня… Мы вот недавно с Михаилом Сергеевичем были на юбилее Олега Николаевича Ефремова. Сначала давали спектакль «Три сестры» по Чехову, потом началось чествование юбиляра, во время которого Ефремов высказал такую мысль: «Мы в те годы боролись за свободу культуры, сегодня мы должны бороться за культуру свободы».

Ельцин

(из Президентского Послания)

1.«Богатство России — в ее уникальном духовном и интеллектуальном потенциале. В самые сложные моменты истории неисчерпаемый запас духовных сил спасал нашу страну, позволял выстоять и преодолеть немыслимые препятствия. Но сейчас все острее ощущается неблагополучие в сфере духовности. Разложилась доминировавшая в течение десятилетий тоталитарная государственная идеология, выразителем которой была КПСС. На смену приходит осознание естественной исторической и культурной преемственности; понимание реальностей современного мира и места в нем России; ценность человеческой личности, ее достоинства; соразмерность государства природе человека; восстановление естественных пропорций общественного и индивидуального. Но эти сдвиги, свидетельствующие о духовном оздоровлении, еще не превратились в систему общественных культурных норм. Результат всего этого — потеря нравственных ориентиров. Она проявляется: в утрате интереса к принципиальным вопросам нашего бытия в обществе в целом, и в частности у интеллигенции; в подрыве нравственных устоев человека, в дегуманизации жизни и культуры, в нарастании экстремизма буквально во всех сферах общественной деятельности — от экономики до культуры; в разрушении мировоззренческого стержня, в готовности поверить в любую случайную иллюзию, в любую спекулятивную идею и одновременно в нигилизме и абсолютном безверии».

Подготовил Александр Юрьев